Владимирский собор киев росписи васнецов

Два великих художника расписывали Владимирский собор в Киеве, но деньги и слава достались лишь одному

В последней декаде августа исполнилось 110 лет со дня открытия и освящения Владимирского собора в Киеве, созданного в честь 900-летия крещения Руси. Его строительство, которое по очереди патронировали четыре российских императора, длилось 20 лет. На сооружение и роспись храма было затрачено в общей сложности 400 тысяч рублей. Восьмая часть этой суммы в качестве гонорара отошла Виктору Михайловичу Васнецову – главному творцу иконописи. На торжествах по случаю открытия собора присутствовала венценосная семья - император Николай II и его супруга Александра Федоровна.

Васнецов. Фрагмент росписи

После Октябрьской революции большевики превратили храм в филиал Музея истории религии. Колокола собора были сняты и переплавлены. Схожая участь постигла множество других находящихся здесь бесценных вещей. Вдобавок иконостас храма и росписи постепенно приходили в жалкое состояние из-за постоянной сырости.

К концу 30-х годов прошлого века Владимирский собор стал приютом для многих реликвий Киева. Например, мощи святой Варвары после уничтожения сначала Михайловского Златоверхого собора, а потом и Десятинной церкви были перенесены именно туда. В годы фашистской оккупации в соборе возобновили службу, но после войны его опять закрыли. И лишь в 60-е годы собор стал использоваться по прямому назначению. Действует он и сейчас, хотя и принадлежит непризнанной Украинской Православной церкви Киевского патриархата.

История воздвижения этого замечательного храма началась почти за полстолетия до его освящения. Она богата не только событиями и яркими личностями, но и необычными, загадочными явлениями, легендами и преданиями, о некоторых из них в материале будет рассказано.

Собственно идея о создании в Киеве собора в честь святого равноапостольного князя Владимира была официально утверждена Синодом и Николаем I еще в 1852 году. Именно тогда было закончено возведение монумента равноапостольному князю на берегу Днепра. К владыке обратились с просьбой освятить памятник. Однако митрополит Филарет высказался решительно против, аргументируя отказ тем, что святой Владимир свергал идолов, а не воздвигал их. При этом владыка обратился к императору Николаю I с просьбой разрешить всероссийскую подписку на сооружение иного памятника святому Владимиру – храма. Сбор средств был разрешен.

К 1859 г. было собрано около 100 тыс. руб., да еще Киево-Печерская лавра пожертвовала миллион штук кирпича. Архитектор академик Иван Штром представил проект колоссального, с тринадцатью куполами храма, для сооружения которого добровольных пожертвований было явно мало. Тогда епархиальный архитектор Павел Спарро в 1861 году значительно уменьшил проект, оставив только семь куполов, а от руководства строительством отказался, сославшись на большую занятость. Работы были поручены архитектору Александру Беретти, который внес в проект Владимирского собора противоположные коррективы - оставив очертания храма практически без изменений, увеличил при этом размеры в полтора раза. Именно по этому проекту собор был заложен на Бибиковском бульваре, на чудесном месте, в день святого Владимира, 15 июля 1862 года.

Через четыре года, когда строительство Владимирского собора было почти завершено, его арки и своды неожиданно стали трещать под собственным весом. Их укрепили для безопасности мощными контрфорсами (от франц. contreforce - противодействующая сила - устой, поперечная стенка, вертикальный выступ, укрепляющий основную несущую конструкцию, главным образом наружную стену) и стали искать виновных… Так прошло еще десять лет. И только в 1875 году Александр II, находясь в Киеве, обратил внимание на «долгострой» и распорядился немедленно продолжить строительство.

Окончательный проект Владимирского собора был разработан петербургским профессором, ведущим инженером-строителем империи Рудольфом Бернгардом. А за воплощение проекта взялся известный киевский зодчий, епархиальный архитектор Владимир Николаев. Ему удалось ликвидировать аварийную ситуацию и в 1882 году завершить строительство собора. Наступил этап внутренней отделки. Киевское церковно-археологическое общество стремилось придать внутреннему убранству храма вид и характер старовизантийского стиля, в каком во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого строили древнерусские храмы.

Тут-то свои услуги и предложил профессор теории и истории искусства Петербургского университета Адриан Викторович Прахов (1846 - 1916 гг.). Он загорелся идеей воссоздать во Владимирском соборе древние монументальные традиции, раскрыть в росписях духовное величие Киевской Руси.

Через год профессор представил необходимые чертежи мраморных иконостасов и Кивория (изображения гроба Господня). Вначале эти труды не одобрили и предложили выполнить ту же работу Владимиру Николаеву, поскольку представленный им проект внутреннего убранства, стенных росписей и иконостасов был намного проще, нежели дорогой и замысловатый вариант Прахова. Но профессора поддержало Петербургское археологическое общество и лично влиятельный министр внутренних дел граф Толстой. Идеи Прахова надолго задержали открытие храма, но их воплощение того стоило! Ему удалось привлечь к работам выдающихся художников и скульпторов того времени. Фактически же это были его ученики: Виктор Васнецов, Михаил Нестеров, Павел Сведомский, Вильгельм Котарбинский, Михаил Врубель, а также представители рисовальной киевской школы Николая Мурашко.

Однако не все известные живописцы, к которым обращался Прахов, приняли его предложение. В последний момент отказались Поленов и Суриков. По непонятной причине уклонился художник Ге.

…И вот весной 1885 года оштукатуренный изнутри собор был подготовлен к внутренней отделке. Прахов рассчитывал управиться с росписями в 2 года. Но работа растянулась на целых владимирский собор киев росписи васнецов 11 лет. Это были годы титанического труда и непримиримой борьбы с чиновниками, как церковными, так и светскими.

Поначалу Прахов планировал назначить главным исполнителем росписей самого близкого ему тогда художника, с которым он тесно трудился до этого в Кирилловской церкви, Михаила Врубеля, несмотря на то, что у того были нетипичное художественное мышление, да к тому же и очевидные признаки психической неуравновешенности.

Было, однако, еще одно обстоятельство, осложнявшее взаимоотношения Прахова и Врубеля. Это ухаживания Михаила Александровича за супругой профессора Эмилией. Иногда они переходили в состояние напряженной тайной влюбленности. Собственно, именно Эмилия и вдохновила Врубеля на создание ряда шедевров уже в самом начале его творческого пути.

Все это в совокупности низвело на нет заслуги Врубеля в глазах Прахова. Ревнивый профессор отвел ему лишь скромный участок работ по оформлению храма, предполагавший написание только нескольких орнаментов. К счастью, чудом сохранились оставшиеся за рамками собора эскизы. Некоторые специалисты считают, что, будь собор выполнен полностью Врубелем, выглядел бы он совершенно по-другому - в эдаком мистически-космическом духе.

В целом в творчестве Врубеля уже в тот период наметился отход от Христа. А печальным итогом его творчества является художественный «демонизм» и психическое помешательство. Видимо, поэтому имя Михаила Врубеля «забыли» упомянуть на аннотационной доске, находящейся внутри собора.

Врубель. Эскиз росписи

Надо сказать, что на протяжении всего периода затянувшихся работ эксцентричная семья Праховых была в самом эпицентре жизнедеятельности художников-»соборян», как называли их жители Киева. Они были частыми гостями Праховых, живших в доме на углу Владимирской и Большой Житомирской улиц. Кого там только не было в те годы: участники росписей, важные чиновники, меценаты, духовенство, творческая молодежь. И всем приходилось считаться с крутыми нравами семейства Праховых. Тон в доме всегда задавала жена профессора — живая и остроумная Эмилия Львовна. Ей непременно помогали младшие дети - Кока (будущий искусствовед Николай Прахов) и Оля. Они постоянно затевали розыгрыши, и не один солидный гость терял апломб, разыскивая перед уходом свою шляпу, подвешенную высоко к потолку, или отковыривая от пола прибитые гвоздями галоши.

Эмилия Прахова, хоть и не писаная красавица, была очень обаятельна и мужчины наперебой ухаживали за ней. Благожелательно принимая поклонение, она, однако, не прощала увлечений на стороне своему влюбчивому мужу. Уличив в очередном романе Адриана Викторовича и устроив ему бурную сцену, Эмилия по обыкновению на некоторое время исчезала из дома. А «соборяне», как было заведено, все вместе отправлялись на поиски. Зато когда хозяйка возвращалась домой, за ней надолго запиралась дверь в комнате, откуда лилась очаровательно-печальная музыка - следствие виртуозной игры на рояле. Весь дом при этом зачарованно слушал ее завораживающее исполнение.

С семьей Праховых и храмом было связано много мистических вещей. Так, в 1885 году во время посещения собора вице-губернатором Баумгартеном и Адрианом Праховым им обоим на только что оштукатуренной запрестольной стене открылось видение Богородицы с младенцем на руках. О чудесном явлении лика Божией Матери пошли слухи, которые дошли до митрополита. Тот попросил Прахова немедленно написать заметку в газету и объяснить публике, что никакого чуда нет, что изображение-то было всего-навсего результатом проступивших от сырости пятен на свежей штукатурке. Прахов так и сделал.

Конечно же, самым решающим и определяющим в росписи собора было участие Васнецова. Сам Виктор Михайлович считал эту работу главным делом всей своей жизни. Он любил повторять, что «нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как украшение храма».

Хотя поначалу Васнецов… отказался от предложения Прахова участвовать в росписи собора. Адресок киевский, правда, на всякий случай взял. А на другой день, на даче, сидя на лавочке перед верандой, Васнецов был поражен образом своей супруги с сыном-младенцем на руках. Ребенок как бы потянулся к открывшемуся ему дивному зрелищу весеннего сада и всплеснул ручонками. Вид женщины с младенцем настолько поразил Васнецова, что ему вдруг пришла мысль, как хорошо было бы написать Богородицу с младенцем такими, как только что представшие перед глазами дорогие ему люди. Он тут же принял решение расписывать собор и на другой день послал Прахову телеграмму о своем согласии, чем очень обрадовал профессора.

Впоследствии, когда Васнецов представил Прахову свои эскизы алтарного образа Богоматери, тот извлек и показал художнику сделанный когда-то набросок проступившего на штукатурке изображения. Сам Прахов рассказывал, как поразился Васнецов точному совпадению обоих изображений образа Божией Матери. На несколько минут утратив дар речи, впоследствии он произнес: «Это был заказ Божий». Около двух лет писал Васнецов тот образ. А когда леса были убраны и для приемки работы собралась комиссия, открылся такой вид росписей, что всем стало ясно: в соборе явился образец совершенной живописи.

Особенно потрясала икона Богоматери. Вот она легко и неторопливо идет навстречу зрителям. Царица Небесная несет грешному миру своего Сына... Ее большие, полные печали и любви карие владимирский собор киев росписи васнецов глаза ласково смотрят на зрителя. Необыкновенно прекрасно ее бледное, озаренное внутренним светом лицо. Традиционный образ Богоматери получил под кистью Васнецова оригинальную и своеобразную трактовку. Этот образ с тех пор называют «Васнецовской Богоматерью».

Готовясь к работам в храме, Васнецов познакомился с памятниками раннего христианства в Италии, росписи изучил мозаики и фрески киевского Софийского собора, фрески Кирилловского и Михайловского монастырей в Киеве. За его плечами был опыт освоения традиций древнерусского искусства - памятников новгородского, московского, ростовского и ярославского зодчества, изучение московских старообрядческих икон, книжной миниатюры Древней Руси, народного творчества.

Работая над воплощением образов русских князей Владимира, Андрея Боголюбского, Александра Невского, Михаила Черниговского, Михаила Тверского, княгини Ольги, летописца Нестора, иконописца Алипия и многих других, Васнецов воплотил свои размышления об историческом прошлом России. Воинами, отстаивающими независимость родной земли, представлены облаченные в тяжелые доспехи Андрей Боголюбский и Александр Невский. Народные представления об умных, волевых, решительных и непреклонных правителях воплотились в образах князя Владимира и княгини Ольги. К образу великого князя Владимира, во имя которого был освящен собор, Васнецов обратился трижды – в композиции Крещение Святого князя Владимира, Крещение киевлян и в иконописном образе Святого князя Владимира.

В общей сложности Васнецов исполнил 15 композиций и 30 отдельных фигур, не считая медальонов. Это 4 тысячи квадратных метров. Труд просто титанический! Собор отапливался плохо. Васнецова мучили частые простуды. Несколько раз художник срывался с лесов, что едва не стоило ему жизни. Но Матерь Божия, судя по всему, оберегала мастера. По завершении работ Виктор Михайлович произнес сакраментальную фразу: «Я поставил свечку Богу».

Другой мастер, о котором нельзя не вспомнить, рассказывая о Владимирском соборе, - Михаил Нестеров. Ему было всего 23 года, когда он появился в храме. Это был самый молодой художник среди «соборян».

Кстати, как и Врубель, Нестеров настолько увлекся Эмилией Праховой, что даже списал с ее лица образ святой Варвары, пленительно склонившей голову в ожидании удара меча. Художнику принадлежат четыре иконостаса нижних и верхних пределов (всего 16 фигур), два запрестольных стенных образа, а также «Богоявление в крестильне». Если Васнецов изобразил веру активную, святую силу, то Нестерову удалось с удивительной правдивостью передать веру кроткую, пассивную, бессознательную, подобную теплящейся лампадке. Эти слова принадлежат писателю Владимиру Дедлову, наблюдавшему за трудом художников, расписывавших собор, на протяжении 10 лет.

И Васнецова, и Нестерова Адриан Прахов называл «греческими» живописцами. А вот «варяжскими» он уважительно величал Сведомского и Котарбинского. Художник-реалист Сведомский – сын землевладельцев из Перми, Котарбинский - поляк по национальности, живописец грациозного фантасмагорического стиля, проживал в белорусской деревне под Минском.

Вдвоем они написали 18 картин и 84 отдельные фигуры. Оба - ученики Дюссельдорфской Академии художеств. А Вильгельм Котарбинский еще закончил и академию святого Луки в Риме. Они чувствовали себя рядом с Васнецовым и Нестеровым скорее иностранцами, не в своей тарелке, так и не создав в соборе чего-либо выдающегося. Тем не менее, как отмечал Дедлов, их картины - произведения настоящих мастеров, которые могут быть поставлены наравне с лучшими образцами живописи в московском храме Спасителя. Кстати, свои работы в соборе Котарбинский не подписал, поэтому их вычленить можно только методом исключения. А вот за личным авторством Сведомского можно назвать такие картины, как «Воскрешение Лазаря», «Святой дух над водами», «Первые три дня творения», «Моление о чаше». Соавторству художников принадлежат «Тайная вечеря», «Вход в Иерусалим», «Распятие», «Суд Пилата».

Вклад украинских мастеров был более чем скромен, но и умалять его тоже нельзя. Например, подряд на грунтовку стен и позолотные работы, а также на изготовление церковной мебели блестяще выполнил владелец иконостасной мастерской в Чернигове Александр Иванович Мурашко. Им же были сделаны нижние, деревянные, колонны иконостаса, в то время как верхние, мраморные, делались в Италии. Мастера из Венеции участвовали также в украшении интерьера мозаиками.

Общая тема живописи Владимирского собора – «Дело спасения нашего». Об этом повествуют как масштабные композиции на евангельские темы, так и символично изложенная история русской церкви: ее представляют тридцать фигур русских святых, целая галерея мучеников, святителей, канонизированных подвижников и князей, святых жен - вся история русского православия, все порывы духа, ищущего подвига и правды...

Сегодня Владимирский собор находится за пределами российских земель. Но он был, есть и будет величайшим храмом-памятником, символом и напоминанием о многовековом братстве славянских народов России, Украины и Белоруссии. Нас объединяют не только общие история, культура и искусство, но и память. Память об общем славном прошлом и тех подвигах, которые свершили наши предки, в том числе во время возведения Владимирского собора в стольном граде Киеве.

Автор - директор Института социальной памяти

ГТГ: «Виктор Васнецов. Эскизы к росписям Владимирского собора в Киеве.»

Владимирский собор киев росписи васнецов Виктор Васнецов. Росписи Владимирского собора, г. Киев. Обсуждение на
Владимирский собор киев росписи васнецов Васнецов Виктор Росписи Владимирского собора Эскизы и иллюстрации
Владимирский собор киев росписи васнецов Виктор Васнецов. Эскизы к росписям Владимирского собора в Киеве
Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский Кафедральный Собор в Киеве. Обсуждение на LiveInternet
Владимирский собор киев росписи васнецов Виктор Васнецов. Росписи Владимирского собора в Киеве (1885-1896)
В.М. Васнецов - Росписи Владимирского собора, г. КиевВладимирский собор (Киев) ВикипедияАнекдот #970 Анекдоты категории БВиды кожи человека - какие бывают Деформационный типИгра Свинка Пеппа: Набор РаскрасокКОРРЕКЦИОННАПЕЦИАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКАКабачки с чесноком в духовке - пошаговый рецепт с фото наКак подобрать стрижку : фото и видео советы по выбору прически по форме лица



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Владимирский собор киев росписи васнецов - Владимирский собор в Киеве Готовые выкройки по своим меркам

Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский собор киев росписи васнецов Владимирский собор киев росписи васнецов